18 заметок с тегом

#коллеги

Ищу напарника

Я работаю в компании «Эвотор», мы делаем онлайн-кассы для малого бизнеса. Сейчас в компании больше текстовых задач, чем я могу осилить, поэтому ищу напарника-редактора.

Что предстоит делать

Помогать мне с повседневными задачами: лендинги, баннеры, страницы сайта, буклеты и листовки, текстовое сопровождение конференций — программки, открытки, указатели.

К вам будут приходить люди из разных отделов с хотелками, а вы будете формулировать из этого редакторские задачи, выполнять и, если надо, защищать свое решение. Ваша работа — понять задачу и предложить решение. Моя работа — помочь вам в координации и отредачить текст.

Какие требования

Мы ждем, что вы умеете задавать вопросы «Как?», «Зачем?» и «Почему?» — понимать задачу. Это главное требование, потому что, если вы не поймете задачу, я замечу это только на этапе редактуры и всё придется делать заново. Или хуже — я этого даже не замечу, и мы на пару провалим задачку.

Помимо этого нужно:

  • кайфовать от работы с текстом;
  • править, пока не получится хорошо;
  • принимать правки осмысленно — спорить, если не согласен;
  • знать инфостиль не только на уровне «убрать стоп-слова» — понимать про синтаксис, структуру, пользу;
  • отвечать за результат, а не за количество знаков;
  • уметь организовать свое время без хаоса, паники и подвигов;
  • оперативно отвечать в Телеграме.

Не подойдет редактор совсем без опыта: важно, чтобы вы сразу взяли на себя часть нагрузки, а не только учились.

Редполитика Эвотора

Я, Рамиль, Катя и Света — читаем водку. С этими людьми вам предстоит работать

Какие условия

Я буду вашим редактором: правлю и принимаю тексты, помогаю найти нужных людей и информацию.

У меня есть два принципа, которые сделают вашу работу приятнее:

  • стараюсь не переписывать ваш текст — пока возможно, формулирую проблемы, а не навязываю решения;
  • уважаю ваш график — не звоню ночью и на выходных.

Работа удаленная. Если нужно поговорить лично или потестить кассу, приезжаете в офис на Парке Культуры.
О деньгах поговорим на собеседовании.

Что продаем, кому продаем, что за компания

Читайте подробности о продукте, клиентах и компании в предыдущих вакансиях:
«Ищу помощника» — с тех пор я уже нашла Катю Будашкину, но она теперь не помощник, а самостоятельный редактор.
«Ищу авторов» — всё еще ищу.

Как получить работу

Чтобы получить приглашение, напишите о себе на почту aivollkova@gmail.com. Поставьте тему «Напарник».

21 августа   #коллеги   #работа редактора

Ищем SMM-менеджера

Мы в компании «Эвотор» делаем онлайн-кассы. Ищем человека, который будет формировать образ компании в соцсетях и интернете.

Что предстоит делать

Когда мы только начали работать с соцсетями Эвотора, в пабликах было тихо: к каждому посту 1-2 лайка и ни одного комментария. Мы решили разговорить пользователей, вовлечь их в обсуждение. Справились с этим за пару месяцев:

Теперь пользователи активно общаются в паблике. И это непредсказуемая сила: сегодня мы ловим благодарность за обновление, а завтра огребаем за шутливый пост про список товаров.
Нам нужен человек, который возьмёт этот процесс под контроль. Он будет:

  • Рулить соцсетками. Нам нужен стратег — он посмотрит, что мы уже сделали, и придумает, как развиваться дальше. Поймет, кто наша аудитория, и как с ней работать. Будет следить за конкурентами, чтобы мы не отставали.
  • Помогать клиентам. Он вместе с поддержкой решит задачи клиентов, ответит на комменты в сетях, на форумах и других площадках. Если нужно, расскажет разработчикам, чего хотят пользователи.
  • Следить за всем, что пишут об Эвоторе в интернете. Компания на слуху — люди делятся впечатлениями, рассказывают о продукте увлеченно и по-разному. Мы хотим знать, что о нас говорят, и влиять на это.

Писать посты в соцсети самостоятельно не нужно, в штате есть редакторы (Саша Волкова и Катя Будашкина).

Какие требования

Мы ждем, что вы умеете:

  • отвечать клиентам по делу, без наезда и оправданий;
  • писать грамотно;
  • анализировать статистику соцсеток, менять контент-план исходя из нее;
  • экспериментировать с новым — придумывать рубрики и оценивать, что получилось;
  • отвечать за результат, а не за формальное выполнение задач;
  • не перегорать из-за текучки;
  • работать с системами мониторинга (IQbuzz, YouScan, SemanticForce) и аналитики (Socialbakers, JagaJam). Если умеете что-нибудь другое — тоже подойдет.

Работа сложная, но интересная: с одной стороны вы анализируете ситуацию и придумываете, как развиваться дальше, с другой — отвечаете на комментарии и отзывы клиентов. Задачи разного уровня, но в этом и кайф: вы в контакте с аудиторией и легко можете проверить, сработал ваш план или нет.

Вы — голос клиента в компании: знаете, чего хотят люди. Вы транслируете эти хотелки всем, кто может решить проблему: разработке, производству, гендиру.

А еще будет клево, если вы сидите в популярных пабликах и всегда в курсе новых мемасов и тем, о которых все говорят.

Редполитика Эвотора
Пост «Работа с негативом»
Пост «Почему ненависть — сила»

Какие условия

В отделе маркетинга уже есть два редактора, они помогут вам с контентом (вместе придумаете тему — они напишут). А ещё есть веб-аналитик — с ним можно обсудить инструменты и цифры.
Оформление в штат с ништяками и социалкой. О зарплате и возможностях роста поговорим на собеседовании.

Что продаем, кому продаем, что за компания

Читайте подробности о продукте, целевой аудитории и компании в предыдущих вакансиях:
«Ищу помощника» — с тех пор я уже нашла Катю Будашкину.
«Ищу авторов» — всё еще ищу.

Как получить работу

Чтобы получить приглашение на собеседование, расскажите о себе и  выполните тестовое задание. Что бы вы ответили на такие комменты?

Это листалка, тут три скриншота — придумайте ответ на комменты из каждого

Ссылки на гугл-документы с ответами и рассказом о себе присылайте на почту: e.vasileva@evotor.ru. Есть вопросы — задавайте в Телеграме: @vaslena.

15 августа   #коллеги   #работа редактора

Ищу авторов

Иллюстратор Ivan Might

Мы в компании «Эвотор» делаем онлайн-кассы для малого бизнеса. Нам нужны авторы, чтобы развивать блог.

Что предстоит делать

Задача блога — помогать малому бизнесу экономить время и деньги, зарабатывать больше. Рекламу в блоге не публикуем, только материалы, полезные бизнесменам.

Вы будете писать статьи и делать любые интерактивные и диджитал-форматы, на которые у вас хватит фантазии. Работа удаленная, по договоренности — пишите, сколько хотите, и в комфортном темпе.

Вот такие шаги мы пройдем до выпуска статьи:

  1. Вы отправляете мне письмо о себе.
  2. Если вы подходите, выбираем тему статьи, вы создаете заявку. Если нужна помощь иллюстратора, фотографа, верстальщика, разработчика — говорите, я их озадачиваю.
  3. Я утверждаю заявку, мы договариваемся о цене и сроках.
  4. Дальше пишем и редактируем, пока не получится классно.

Я буду редактировать дотошно и постараюсь организовать работу так, чтобы она вас увлекала. Если лонгриды не вызывают энтузиазма — давайте придумаем спецпроект. Если хотите взять интервью — помогу подготовиться, чтобы получилось классно. Расскажу всё, что сама знаю и умею.

Редполитика

Какие требования

Мы ждём, что вы умеете:

  • работать самостоятельно;
  • задавать правильные вопросы, разбираться в задаче;
  • писать ёмко, полезно, без воды (инфостиль-инфостиль);
  • принимать правки осмысленно — спорить, если не согласны;
  • выдерживать дедлайны, которые сами себе поставили;
  • отвечать за результат.

В чем кайф вакансии

Мне самой это вакансия нравится, я бы взялась. Для меня кайф вот в чем.

Работа с клевыми людьми.
Если вы начинающий редактор, я вас многому научу. Если у вас опыта не меньше, чем у меня — отлично, обменяемся. Еще мы собрали классных спецов: иллюстратор, фотограф, дизайнеры-верстальщики, видеопродакшен — с ними со всеми интересно работать, хочется что-то придумывать, делать больше.

Связь со стратегией компании
Иногда редакторы, которые занимаются имиджевыми проектами, чувствуют себя отрезанными от всей движухи. Пилят свой продукт, а что в компании происходит — не знают. Я буду рассказывать, какие у компании стратегические цели, чтобы вы могли работать в том же направлении. Буду рассказывать, на какие проблемы жалуются наши клиенты, чтобы вам не приходилось самим вымучивать темы для статей.

Возможность развернуться
Ваша задача — не писать статьи, а работать на имидж компании. Если вы придумали новый способ, как это сделать, то расскажите идею мне, и мы вместе думаем, как ее воплотить. В Эвоторе ценят инициативу, работают увлеченно.

Помогаем малому бизнесу
Если вы болеете за малый бизнес, то вам в Эвотор: тут кафешкам и палаткам дают инструменты, которые раньше были доступны только сетям, вроде Пятерочки. Будете чувствовать, что делаете правильное дело.

Про сроки и деньги с каждым автором договариваемся отдельно.

Что продаем

Вам, наверняка, интересно про продукт. Мы продаем кассу, которая подключается к интернету. Она помогает управлять бизнесом: анализировать продажи, прогнозировать спрос, автоматизировать учет товаров. А еще Эвотор упрощает отношения с государством: отправляет в налоговую отчеты о продажах по интернету — возиться с бумажками не нужно.

Мощная фича Эвотора — магазин приложений. Бизнесмен решает, какие функции ему нужны: владельцу продуктового нужен учёт товаров, кафе — меню с фотографиями, парикмахерской — запись клиентов. Предприниматель скачивает подходящее приложение — так касса Эвотор подстраивается под его потребности. Каждый месяц в магазине появляется несколько новых приложений.

Магазин приложений работает, как App Storе: для него пишут сторонние разработчики, они конкурируют в качестве и цене. Такого нет ни у кого из конкурентов.

Если хотите лучше разобраться в теме, почитайте о поправках в 54-ФЗ: с февраля все кассы должны подключаться к интернету и отправлять электронные версии чеков в налоговую. Из-за этой реформы бизнесменам срочно понадобились онлайн-кассы; а Эвотор — лучшая, продавать ее приятно.

Кому продаем

Наша аудитория — малый бизнес: владельцы магазинов у дома, алкомаркетов, хипстерских кафешек, салонов красоты. Это би-ту-би продажи, но они похожи на би-ту-си: клиентов много, они очень разные и бизнесы у них небольшие.

Как получить работу

Напишите мне на почту aivollkova@gmail.com письмо с темой «Автор для Эвотора», расскажите о себе.
Предложите 5 тем, о которых вам интересно писать.

Я отвечу за пять рабочих дней.

21 июля   #коллеги   #работа редактора

Ищем сообразительного дизайнера

Нашли.

Мы в компании «Эвотор» делаем онлайн-кассы для малого бизнеса. Нам в отдел маркетинга нужен дизайнер.

Что предстоит делать

Макеты всего маркетингового стаффа: баннеры, буклеты, листовки, газеты, презентации, ролл апы, статьи в блог — разные форматы для разных аудиторий и регионов. Часто будете переделывать чужое: партнер из Урюпинска присылает на согласование рекламный макет — вы редактируете.

Примерно так это выглядит сейчас. Можете лучше?

Какие требования

Мы ждём, что вы умеете:

  • задавать правильные вопросы, разбираться в задаче;
  • обосновывать дизайнерские решения;
  • принимать правки осмысленно — спорить, если не согласны;
  • переключаться между разными задачами;
  • отвечать за результат, а не за формальное выполнение таска;
  • не перегорать из-за текучки;
  • работать в Photoshop, Illustrator, Indesign (а то макет в Скетче партнеры не откроют).

И ещё одно ожидание, которое сформулировала наш бренд-менеджер: «Мне важно, чтобы человек делал современный дизайн и смотрел в разные стороны. Подходил к дизайну не только функционально, но мог передать дух бренда, создать настроение».

Плюсом будет понимание полиграфических процессов, иначе ваши макеты будет сложно готовить к печати.

Про текучку: если вы дизайнер уровня арт-директора, вам может быть скучно. Но на одной рутине держать не станем — если проявите инициативу и придумаете классный проект, то сами же им и займетесь.

photo5282943635781953476.jpg

Какие условия

Наставника у вас не будет. В компании есть два дизайнера: один занимается интерфейсом самого смарт-терминала, другой — магазином приложений. Советоваться можно с ними, но арт-директора у вас не будет.

Избавиться от текучки не получится — именно на неё мы вас и берем. Но если вы придумаете классный проект, инициативу в компании поддерживают.

Оформление в штат с ништяками и социалкой. О зарплате и возможностях роста поговорим на собеседовании.

Что продаем

Продаем кассу, которая подключается к интернету. Она помогает управлять бизнесом: анализировать продажи, прогнозировать спрос, автоматизировать учет товаров. А еще Эвотор упрощает отношения с государством: отправляет в налоговую отчеты о продажах по интернету — возиться с бумажками не нужно.

Мощная фича Эвотора — магазин приложений. Бизнесмен решает, какие функции ему нужны: владельцу продуктового нужен учёт товаров, кафе — меню с фотографиями, парикмахерской — запись клиентов. Предприниматель скачивает подходящее приложение — так касса Эвотор подстраивается под его потребности.

image_1.png
Каждый месяц в магазин добавляются новые приложения

Магазин приложений работает, как App Storе: для него пишут сторонние разработчики, они конкурируют в качестве и цене. Такого нет ни у кого из конкурентов.

Если хотите лучше разобраться в теме, почитайте о поправках в 54-ФЗ: с февраля все кассы должны подключаться к интернету и отправлять электронные версии чеков в налоговую. Из-за этой реформы бизнесменам срочно понадобились онлайн-кассы; а Эвотор — лучшая, продавать ее приятно.

Кому продаем

Наша аудитория — малый бизнес: владельцы магазинов у дома, алкомаркетов, хипстерских кафешек, салонов красоты. Это би-ту-би продажи, но они похожи на би-ту-си: клиентов много, они очень разные и бизнесы у них небольшие.

Что за компания

Эвотор появился в июне прошлого года. Его создали Сбербанк, «Атол» и Андрей Романенко (создатель Qiwi).

Я спросила коллег, почему они решили работать в Эвоторе — получился вот такой список:

  • Мы влияем на продукт. Бывает, редактор приносит отзывы клиентов из соцсетей, и через месяц в Эвоторе появляется новая функция. Редактор чувствует, что отвечает не за буквы, а за успех продукта, за результат.
  • Сами придумываем себе проекты. Если сотрудник знает, как повысить продажи, он рассказывает идею коллегам и сам запускает проект. В Эвоторе ценят инициативу, работают увлеченно.
  • Помогаем малому бизнесу. Если вы болеете за малый бизнес, то вам в Эвотор: тут кафешкам и палаткам дают инструменты, которые раньше были доступны только сетям, вроде Пятерочки. Будете чувствовать, что делаете правильное дело.
  • Решения принимаем быстро. У нас нет строгой иерархии и долгих согласований. Андрей Романенко ходит по опенспейсу, общается. Проблемы решаются на лету, без официальных запросов и волокиты.

Как получить работу

Чтобы получить приглашение на собеседование, выполните тестовое задание.

photo5317053149355288499.jpg

Это макет, который нам прислали партнеры из регионов. Исправьте его, если считаете нужным, и объясните правки.

Если появятся вопросы, пишите мне: aivollkova@gmail.com. Сюда же отправляйте тестовые задания с портфолио.

2017   #коллеги   #работа редактора

8 постов про мандарины

Мы с Андреем Ильинским ищем редактора для парфюмерной компании. Нужен был человек, который чтит инфостиль, отличает «делать» от «сделать», готов править тексты, пока не получится классно. И ещё одно требование — наш редактор должен работать с эмоциями, и делать это искренне и непошло.

Писать о парфюмерии не то же, что о финансах. Покупатели Demeter платят не за товар, а за настроение. Они рассказывают продавцам-консультантам о детских воспоминаниях, признаются в страстях, делятся личным. Ничего ты им не продашь, если в ответ сообщишь о содержании спирта в парфюме или расскажешь историю бренда.

Тем, кто откликнулся на вакансию, я давала тестовое задание:

Представь, что у Demeter вышел новый аромат «Итальянский мандарин» в формате 100 мл. Сейчас одеколоны продаются в 30 мл. Как бы ты анонсировала это событие в нашей группе в фейсбуке?

Спасибо всем, кто выполнил задание — читать было очень интересно. Неделю каждое утро начинала с постов про мандарины, лето и Новый год. Вот мои любимые работы.

Тамара написала о личном

Говорите о том, что пережили сами, иначе получится фальшь или штампы. Вот мужчина пишет от лица студентки: «Мы с подругами любим пробовать новое. Наверное, это и есть основная причина нагромождений парфюмерии» — в этом тексте слышится фальшь. А вот авторка говорит о чувствах, но не своих, а универсальных: «Запах лета в серый осенний день зарядит отличным настроением» — тут одни штампы. Не притворяйтесь кем-то другим: только вы сами и ваши эмоции — так поступила Тамара.

Помните, как пахло в детстве счастье?
Самым счастливым временем в моем детстве были новогодние праздники. Живая елка, чьи иголки было так вкусно жевать, пока взрослые не видят. Россыпи конфет из новогодних подарков манили яркими обертками. Гирлянда подмигивала вечерами. По телевизору шла вечная «Ирония судьбы». И пока взрослые готовили оливье на кухне, я могла стащить со стола мандаринку.
Стоило только надорвать кожуру, как комната наполнялась сладковатым запахом мандарина. Я была готова есть их килограммами, и в Новый год это удавалось. Мое счастье в детстве пахло мандаринами. Почему-то почти сразу после праздников мандарины заканчивались, и я ждала встречу с ними целый год.
Духи Demeter «Итальянский мандарин» пахнут моим детским счастьем. Этот запах радует меня в любое время года. И теперь я не боюсь, что счастье закончится быстро: нового флакона 100 мл хватит надолго.

Татьяна использовала кино

Если не получается рассказать свою историю, можно стырить чужую: исторического героя, мем, персонажа из литературы, кино, сериала. Татьяна использовала фильм «Вечное сияние чистого разума» и его героиню Клем.

Итальянские мандарины самые яркие, ароматные, сладкие. Мы полюбили их за романтичное название — клементин.
— В тот момент я подумал: «Круто! Оранжевый свитер». Ты вся как мандарин.
— Клементинка-мандаринка.
— Сладкая и сочная. Обожаю мандарины.
— Пока меня не стерли, давай убежим туда, где меня не было.
— Клем, у меня нет воспоминаний без тебя...

Юлия изучила матчасть

А вот прием, который работает всегда — рассказать подробности о продукте. Закопайтесь в материал, найдите интересные факты, чтобы увлечь читателя. Это рабочий инструмент на случай, если не хотите делиться личными впечатлениями. Юлия пошла как раз по этому пути.

Чем, по-вашему, итальянский мандарин отличается от ташкентского, которые вы постоянно покупаете в киоске рядом с остановкой? Чуть ярче кожица, чуть больше сочного солнца под шкуркой, запах не уходит с пальцев, даже когда вы после чистки мандарина перемыли всю посуду..

Александр подумал, как маркетолог

Другой рабочий прием — подумать об аудитории и её потребностях. Александр объяснил, кому и зачем нужен огромный флакон парфюма: он пригодится, если запах служит основой для композиций.

..Еще эта девушка обожает запах мандаринов. Готова смешивать его со всеми парфюмами. Дома и на работе легкая свежесть мандарина всегда с ней. Хорошо, что духи Demeter «Итальянский мандарин» выпускаются в большом флаконе, и его надолго хватит.

Ещё большой флакон понадобится, если парфюм быстро испаряется:

..Духи держатся два часа. При необходимости в течение дня запах легко обновить. Чтобы мандарина хватило надолго, Demeter выпускает этот парфюм в объеме 100 мг.

Егор рассказал, как использовать

Егор пошел еще дальше и рассказал читателям, что именно делать с огромным флаконом мандариновых духов.

..Ещё интереснее выйдет, если подобрать для мандарина подходящий дуэт. Его можно сочетать и с терпкой гвоздикой, и с цветочными ароматами, а на Новый год — с елью.
Вот и выходит, что маленькие флакончики с этим универсальным ароматом заканчиваются быстрее, чем чистится мандарин. Поэтому теперь в нашем магазине продаются одеколоны «Итальянский мандарин» в флаконах по 100 мл. Такого флакона хватит на то, чтобы экспериментировать с ароматами и радовать друзей и любимых много месяцев.

Елена и Марина просто классно пишут

И ещё 2 поста, которые мне было интересно читать.

Елена:

Мандарины — как семечки. Задумываешь съесть одну, а через пять минут ловишь себя на том, что чистишь шестую. Или десятую. Или уже съел полкило. Мы покупаем мандарины сетками, килограммами и пакетами. Купить два апельсина нормально, купить пять мандаринок невозможно.

Марина:

Друзья, если вы ждете весну — прекращайте. У нас есть идея получше: сразу попасть в лето. Иначе с новым ароматом «Итальянский мандарин» и не выйдет. Он как первый день летних каникул, как письмо об успешной брони билетов в страну мечты, как разноцветные шарики щербета в любимом кафе. То есть, как все хорошее.
Мы решили, что флакон по-честному нужно делать большим и выпустили новый аромат в объеме 100 мл.

===
Если вы не попали в топ-8, это ничего не значит. Я написала только о своих любимчиках, и это субъективный выбор. Андрею отправила все тестовые: и свой топ-8, и остальных. Пишите ему, договаривайтесь о собеседовании.

2017   #коллеги   #работа редактора

Ищу помощника

Уже нашла, но снова ищу.

Я работаю в компании «Эвотор», мы делаем онлайн-кассы для малого бизнеса. Сейчас в компании больше текстовых задач, чем я могу осилить, поэтому ищу помощника-писателя.

Что продаем

Продаем кассу, которая подключается к интернету. Она помогает управлять бизнесом: анализировать продажи, прогнозировать спрос, автоматизировать учет товаров. А еще Эвотор упрощает отношения с государством: отправляет в налоговую отчеты о продажах по интернету — возиться с бумажками не нужно.

По сути касса Эвотор — это планшет с фискальным регистратором и принтером

Мощная фича Эвотора — магазин приложений. Бизнесмен решает, какие функции ему нужны: владельцу продуктового нужен учёт товаров, кафе — меню с фотографиями, парикмахерской — запись клиентов. Предприниматель скачивает подходящее приложение — так касса Эвотор подстраивается под его потребности.

Магазин приложений работает, как App Storе: для него пишут сторонние разработчики, они конкурируют в качестве и цене. Такого нет ни у кого из конкурентов.

Если хотите лучше разобраться в теме, погуглите о поправках в 54-ФЗ: с февраля все кассы должны подключаться к интернету и отправлять электронные версии чеков в налоговую. Из-за этой реформы бизнесменам срочно понадобились онлайн-кассы; а Эвотор — лучшая, продавать ее приятно.

Кому продаем

Наша аудитория — малый бизнес: владельцы магазинов у дома, алкомаркетов, хипстерских кафешек, салонов красоты. Это би-ту-би продажи, но они похожи на би-ту-си: клиентов много, они очень разные и бизнесы у них небольшие.

Что за компания

Эвотор появился в июне прошлого года. Его создали Сбербанк, «Атол» и Андрей Романенко (создатель Qiwi).

Я спросила коллег, почему они решили работать в Эвоторе — получился вот такой список:

  1. Мы влияем на продукт. Бывает, редактор приносит отзывы клиентов из соцсетей, и через месяц в Эвоторе появляется новая функция. Редактор чувствует, что отвечает не за буквы, а за успех продукта, за результат.
  2. Сами придумываем себе проекты. Если сотрудник знает, как повысить продажи, он рассказывает идею коллегам и сам запускает проект. В Эвоторе ценят инициативу, работают увлеченно.
  3. Помогаем малому бизнесу. Если вы болеете за малый бизнес, то вам в Эвотор: тут кафешкам и палаткам дают инструменты, которые раньше были доступны только сетям, вроде Пятерочки. Будете чувствовать, что делаете правильное дело.
  4. Решения принимаем быстро. У нас нет строгой иерархии и долгих согласований. Андрей Романенко ходит по опенспейсу, общается. Проблемы решаются на лету, без официальных запросов и волокиты.

Что предстоит делать

Помогать мне с повседневными задачами: соцсети, общение с клиентами, новостные рассылки для клиентов и партнеров, описания приложений, тексты интерфейсов. Если сработаемся, поделюсь и другими задачами.

Какие требования

Мы друг другу понравимся, если вы кайфуете от работы с текстом. Хороший автор должен:

  • править, пока не получится хорошо;
  • спокойно реагировать на критику;
  • принимать правки осмысленно — спорить, если не согласен;
  • знать инфостиль не только на уровне «убрать стоп-слова» — понимать про синтаксис, структуру, пользу;
  • отвечать за результат, а не за количество знаков;
  • уметь организовать своё время без хаоса, паники и авралов;
  • оперативно отвечать в Телеграме.

Какие условия

Я буду вашим редактором: правлю и принимаю тексты, помогаю найти фактуру.

У меня есть 2 принципа, которые сделают вашу работу приятнее:

  • стараюсь не переписывать ваш текст — пока возможно, формулирую проблемы, а не навязываю решения;
  • уважаю ваш график — не звоню ночью и на выходных.

Работа удаленная. Если нужно поговорить лично или потестить кассу, приезжаете в офис на Парке Культуры.
О зарплате поговорим на собеседовании. Чтобы получить приглашение, напишите о себе и пришлите текст в гугл-документе мне на почту: aivollkova@gmail.com.

2017   #коллеги   #работа редактора

Чурки, пидоры и тёлки

Моя коллега Ира увидела в корпоративной сети коммент про одного из клиентов — «чурка недоволен». У Иры папа грузин, а мама — армянка; слово «чурка» она приняла на свой счет. Когда она сказала о своей обиде коллегам, не все ее поняли: «да что тут такого-то?»

Я не собираюсь проповедовать добро: ругайтесь, деритесь и злобствуйте — это нормально. Но слова, которые вы для этого выбираете, многое говорят о ваших взглядах. Чтобы не создать о себе ложное впечатление, подбирайте оскорбления осмысленно — пусть они задевают ваших обидчиков, а не случайных людей.

Пазу и Сита произнесли одно злое слово — Лапута разлетелась на куски, никто из своих не пострадал

Неуязвимые и все остальные
Есть только одна социальная группа, для которой в нашем языке нет оскорблений — это здоровый белый гетеросексуальный мужчина среднего возраста среднего класса. Его можно ругать за личные качества («обманщик», «лицемер», «вор»), но невозможно оскорбить как представителя группы. «Самец», «мужик», «альфач» — в крайнем случае иронично, но не оскорбительно.

Убедимся на примерах:

Я ― самец, меня зовут Aль-бер-то, научись выговаривать!
И вот они вместе: здоровый мужик ― президент, и рядом с ним вышагивавший маленький человечек, глядящий снизу вверх на своего «царя»

Заглянем в словарь:

Альфач — (жарг.) сексуально активный и уверенный в своей привлекательности мужчина.

Не каждому мужчине понравится называться альфачом, но в общественном сознании это комплимент. Если вы из группы белых и успешных, вас невозможно этим унизить — просто язык не позволяет. Зато для людей не той национальности, ориентации и не того пола есть десятки бранных слов: чурка, жид, пидор, тёлка.

Посмотрим на словоупотребление:

Николай Леонидович обзывал его страшными матерными словами ― хотя начинал обычно, вспоминая, что мать партнёра ― узбечка, с крика: «Чурка ты!», а уж дальше использовал словарный запас на зависть биндюжнику.
Ему достались одни косточки от неё, а молодость, свежесть слопал тот ― толстый, наглый еврей! Жид! Жидина!
Руслан подошел к одному и с размаха ударил его в ухо. ― Пидор!
Девушка ― самое приличное, что есть в женском поле, а телка ― это то, что нужно мужчине.

Для «остальных» людей придумано много грязных слов. Даже нейтральные названия в некоторых контекстах звучат оскорбительно.

Мне 5 лет, возвращаюсь от зубного. Дедушка спрашивает: «Ну что, ты молчала, как солдат, или плакала, как девчонка». Девчонка в таком контексте — это синоним слову «нытик», хотя у него и нет маркировки «бранное».

Always об этом рассказали в рекламном ролике

Если «остальные» люди получают нейтральное имя, оно со временем пачкается и превращается в ругательство. Вот как это происходит.

Как появляется ксенофобная брань
Сначала появляется нейтральное слово, которое обозначает социальную группу: хачик — распространенное армянское имя, жид — русская транскрипция слова «иудей», баба — незамужняя женщина низшего сословия, «пидор» — искаженное «любитель мальчиков». Но поскольку это группы-аутсайдеры, их представителям приписывают отрицательные качества: армяне представляются глупыми и агрессивными, евреи — жадными, женщины — глупыми, геи — слабыми.

Постепенно название социальной группы становится синонимом этих качеств:

«Что ты жидишься?» — говорят белому мужчине, когда хотят одолжить денег;
«Да ты баба что ль?» — говорят белому мужчине, когда хотят подбить на подвиги;
«Что за пидарская маечка?» — говорят белому мужчине, чтобы спровоцировать драку.

Так название социальной группы становится ругательством, которое возможно применить к любому.

Иногда социальная группа получает оскорбительное название иначе. Например, слово «телка» в значении «женщина» никогда не было нейтральным; «чурка» сначала стало означать глупого человека, а потом уж прилипло к кавказцам. Но финал у этой словообразовательной истории тот же: в языке появляется слово, которое одновременно означает дискриминируемую группу и ругательство. Одно слово — две функции.

Эти две функции связаны — если убрать одно значение, то пропадет и второе. Например, предложение «Что ты жидишься!?» потеряет смысл, если автор и слушатель перестанут считать евреев жадными. Это можно проверить простой подстановкой:

«Что ты славянишься?»
«Ты что парень что ль?»
«Что за гетеро-маечка?»

Невозможно использовать ксенофобную брань, но «ничего такого не иметь ввиду»: если нет отсылки к предрассудкам, то ругательство не сработает. Со временем оно может потерять связь с изначальным смыслом, но для этого нужны большие перемены.

Как слова избавляются от предрассудков
Ругательство может оторваться от изначального смысла и начать самостоятельную жизнь. Зацените для примера диалог нефилолога с филологом:
— В Испании самое популярное ругательство — bastard.
— А, ну это как в России «ублюдок».
— Нет, bastard означает «бастард, незаконнорожденный».
— Да, как и слово «ублюдок».

В сериале «Игра престолов» слово bastard тоже переводят как «бастард», русский аналог не используют. Слово «ублюдок» потеряло значение, когда разрушилась феодальная система наследования. Теперь оно живет в языке с новым значением — «человек с низкими, животными инстинктами». То же самое может случиться и со словом «пидор», когда не станет гомофобии: утратит значение «гомосексуал» и останется в языке со значением «недостойный человек».

Чистота крови теперь интересует только сказочных персонажей

Возможно, для вас будущее уже наступило: вы не ксенофоб, для вас слова «пидор» и «чурка» — это просто ругательства, вы не имеете ввиду ориентацию и национальность. Гуд фор ю. Но во время разговора важно не только то, что вы хотите сказать, но и то, как вас слышат. Чтобы понять, очистилось ли слово от ксенофобного подтекста в общественном сознании, достаточно ответить на два вопроса:

Исчезла ли дискриминация группы, которую слово означало?
Помнят ли носители языка, что слово означало?

Если гомофобия исчезла так давно, что носители языка успели о ней забыть, то используйте слово «пидор» спокойно. Если нет — это слово связано с социальной группой и, когда его произносите, вы задеваете ЛГБТ.

Как это работает
У вас, наверняка, есть друг-еврей, который шутит про жидов; есть подруга, которая иронично называет себя сучечкой. Может быть, вы знакомы с геем, который не принимает слово «пидор» на свой счет. Но всё это не меняет смысла ксенофобной ругани.

Если вы в рабочем чате пишете слово «чурка» или «пидор», его прочитает коллега, которого избивали, выкрикивая то же слово. Пишете «телка» — каждая вторая девушка из коллектива вспомнит, как с тем же словом ее лапали в метро. Такое вот словоупотребление. Ну и, конечно, даже неуязвимые люди теряют к вам уважение, поскольку видят в вас ксенофоба, хотя вы ничего такого не имели ввиду.


Метко ругаться — прекрасный навык. Давайте расширим словарный запас. Вот, например, ситуация: человек подвёл вас на работе — обещал, но не сделал; на телефон не отвечает. Как назвать подонка? Напишите свой вариант в комментарии.

Что почитать
Статья Беллы Раппопорт «Обыкновенный сексизм»
Статья Анны Брюс «Бабы, педики, жиды»
Статья «Афиши» «Правда ли, что Криштиану Роналду совершил каминг-аут?»
Статья в «Огоньке» (внезапно) «Ты страшная»
Мой пост «Сильные слова» — он не про ругательства, а про акценты в тексте

2016   #коллеги   #приемы   #содержание

Сексизм в профессии

Мои коллеги обсуждают сексизм: некоторые девушки-редакторы видят дискриминацию на работе и учебе, а другие считают проблему раздутой. Я хочу поговорить о том, как отличать сексизм от не-сексизма, а для этого сначала нужно залезть в теорию.

Вчера я зашла в гости к другу детства Андрею. Он работает на заводе, а его жена Галя — в детском саду на две ставки. К чаю Галя подала домашний бисквит с маком. Я удивилась, как она успевает печь пироги после двух смен на работе. За нее ответил Андрей:
— Так в детском саду же!
— Я тоже работала в садике, меня хватило на 3 месяца. Дети орут, не слушаются, а если что-то случится — тебя посадят.
— Да ей за две смены платят меньше, чем мне за одну. Какая это работа?
Так Галя узнала, что муж считает её труд развлечением, а настоящим делом — быт. Удивительно, но такой же спор мог произойти в семье фабричных рабочих конца XIX века.

Как появился сексизм
При феодализме экономической единицей был не один человек, а семья. Ею руководил мужчина: он работал, владел всем имуществом, решал социальные и политические проблемы. Женщина занималась внутренними делами семьи: вела хозяйство, рожала наследников. Именно такой уклад обычно называют «патриархальной семьей».

С началом промышленной революции жизнь изменилась. Фабрикантам понадобились рабочие руки, труд на станках и конвейерах не требовал физической силы, поэтому на работу брали и женщин. Это было выгодно по нескольким причинам:

Из-за патриархального воспитания женщины работали без жалоб и за меньшие деньги. В то время им платили в 2 раза меньше, чем мужчинам за тот же труд.

Женщины создавали конкуренцию на рынке труда, что понижало зарплаты всех работников.

Если работал только муж, его зарплаты должно было хватать на троих: на него, жену и незамужнюю дочь. Когда женщины выходили на работу, фабрикант получал троих работников за те же деньги.

Работницы текстильной фабрики, Южная Каролина. Декабрь 1908

В XIX веке домохозяйки шли на фабрики: теперь они могли сами себя обеспечивать, профессионально реализоваться. Их жизненное пространство теперь не ограничивалось стенами дома, а круг общения — друзьями мужа и родственниками. Тогда же начала разрушаться традиционная патриархальная семья.

Но отношение к женщинам менялось медленно. Считалось, что работницы занимаются не своим делом, поэтому им платили в два раза меньше за тот же труд. Считалось, что приличные женщины ждут мужа дома, поэтому фабричных работниц обвиняли в аморальности. Считалось, что женщина должна вести быт и воспитывать детей, даже если провела 12 часов на работе. Так появилась то, что феминистки назовут «двойной занятостью»: одну смену женщины отрабатывают на фабрике, а вторую — дома. Общественная роль женщин менялась быстрее, чем отношение к ним.

Предрассудки не исчезали быстро из-за консервативной общественной морали, а еще — потому что равноправие слишком дорого обошлось бы фабрикантам. Они нанимали на работу женщин и одновременно спонсировали журналы с пропагандой патриархальных ценностей. Пока общество держится сексистских предрассудков, фабриканты могут платить женщинам меньше и не оплачивать столовые, детские комнаты и прачечные — дома женщины заменяют поваров, нянек и прачек бесплатно.

Но женщины поняли, что для неравенства больше нет объективных причин. Так начался феминизм: «марши пустых кастрюль» за равную оплату труда, выступления суфражисток за избирательные права. Потом подтянулись биологи, социологи и прочие ученые. Они доказали, что женщины не уступают мужчинам, а их подчиненное положение — результат общественного устройства, а не биологической предрасположенности.

Женские демонстрации конца XIX — начала XX века

Экономические роли
Сейчас в России работают 51% мужчин и 49% женщин — почти поровну. Женщины работают наравне с мужчинами, но феодальное представление об экономических ролях не исчезло до сих пор. Считается, что мужчина — добытчик: строит карьеру, побеждает врагов. А женщина — хранительница очага: ждет мужа дома, готовит и растит детей. Из-за этого предрассудка женщины медленно развиваются в профессии.

Среди руководителей 61% мужчин и 39% женщин. Среди работников, занятых оформлением документов и обслуживанием — 11% мужчин и 89% женщин. Зарплата женщин на треть меньше, чем у мужчин (не за тот же труд, а просто в среднем).

Поскольку общество отводит нам разные роли в экономике, то ждет разных способностей и качеств. От мужчин ждут силы и смелости, от женщины — красоты и покорности. Но об этом подробнее в следующем посте: если вас интересует тема сексизма, напишите об этом в комментариях — тогда в следующий раз расскажу о гендерных ролях.

Что почитать-посмотреть
Ф. Энгельс «Происхождение семьи, частной собственности и государства» — насколько я знаю, это первая работа, которая связывала положение женщины в обществе с ее ролью в экономике.

И. Кон «Клубничка на березке» — очерк истории русской сексуальной культуры. Кон собрал интересную фактуру.

А. Форти «Объекты желания» — книга об истории дизайна, но в ней много сведений о том, как менялось положение женщин во время промышленной революции.

«Ангелы с железными зубами» — фильм об истории движения суфражисток в США.

«Суфражистка» — фильм скоро выйдет в российском прокате.

2015   #коллеги

Первая ступень в Школе редакторов

Я учусь в Школе редакторов бюро Горбунова. Она состоит из трех ступеней: на первой только теория и тесты, на второй — практические задания, на третьей — дипломный проект. В конце студент станет полноценным редактором: научится не просто писать тексты, а отвечать за продукт в целом.

Вчера закончилась первая ступень. Через неделю станет известно, кто прошел на вторую и кому достались бесплатные места.

Каждую неделю мы смотрели видеолекции, а потом сдавали тесты. Бонус: Максим Ильяхов проводил вебинары, давал практические задания. Так он восполнял недостаток практики и обратной связи.

Я думала, что первая ступень — это просто фильтр. Препятствие, чтобы попасть на вторую ступень — и только там начнется настоящая работа. В лекциях нет ничего нового для тех, кто читает советы, ездит в Коворкафе и проходил курсы Бюро. Лекции — это и есть нарезка из курсов. Я думала, что первая ступень просто отсеивает людей, которые не освоили теоретический минимум. Но оказалось, на первой ступени тоже можно многому научиться.

Полгода назад я делала вступительное задание так: провела исследование, написала черновик в блокнотике, поредачила его в Эверноуте, потом начала верстать. Это было мучительно. Раскладываю блоки текста — выглядит, как говно. Но не понимаю почему. Чтобы сделать приличную вступительную работу, я потратила 3-4 недели. Получилось вот так:

Прошло 3,5 месяца обучения, в конце ступени я сдала курсач. Над ним я работала совсем иначе. Исследование темы, задумка, чистка текста — это осталось по-прежнему. Но текст и верстка уже не были отдельными итерациями. Я сразу придумывала продукт в целом: что написать, какие сделать фотки, как сверстать, где публиковать — одновременно. Никаких черновиков на бумажках и в эверноутах — текст писала сразу в Редимаге, в макете. На работу потратила 5 дней: один день читала статьи в интернете; один — ходила по магазинам, готовила и фотографировала; два дня на текст-верстку и еще один на перфекционизм.
Получилось вот так:

Это начало страницы, целиком смотрите на сайте

Чуда не случилось, я все еще плохо верстаю. Но теперь я сразу задумываю конечный продукт, и верстка не кажется непостижимой. Хочу на вторую ступень — чем дальше, тем интереснее.

Спасибо Максиму Ильяхову: он проводил вебинары и заставлял редакторов делать то, чего они не умеют. Спасибо Михаилу Нозику: на живых советах он объяснял все терпеливо и очень подробно. Отправляйте вопросы по верстке в его рубрику, приезжайте 23 декабря в Коворкафе — он проведет живые советы. Я приеду, чтобы спросить, как можно было сделать курсач лучше.

Результат
Я прошла на вторую ступень Школы и получила бесплатное место.
Михаил Нозик подробно разобрал ошибки в верстке моего курсача. Максим Ильяхов поставил 48 баллов из 55 и сделал такие замечания:

  • Не хватило раздела с выводами. Коротко о главном. Чтобы купить нужный сорт, мне нужно взять бумажку и переписать основные мысли. Эту работу нужно было сделать за читателя.
  • Есть ссылки на побочные материалы, по основному ссылок мало.
  • По диагонали не поймешь, какой сорт мне выбрать на пюре. Нужные сорта не выделены.
  • Мелкие ошибки в выравнивании, пережат общий интерлиньяж, ощущение тяжелого лонгрида.
  • Снял 2 балла за безопасную тему.

У четверых студентов оценка за курсач выше, чем у меня. Посмотрите их работы, чтобы оценить уровень выпускников первой ступени:

2015   #коллеги   #работа редактора

Вакансия в Яндекс.Деньгах

Я ухожу из Яндекса — нужен классный копирайтер на замену. Он будет писать интерфейсные тексты, промки, письма, Help и FAQ. Примеры смотрите в моем портфолио или в Яндекс.Деньгах — через копирайтера проходят все тексты сайта и приложения.

Писатель и немного редактор
Яндекс.Деньги ищут человека, который умеет легко и увлекательно писать о сложных вещах. Если вы заботитесь о читателе, а не о том, чтобы выглядеть «оригинально», и не готовы жертвовать качеством текста в любых обстоятельствах, скорее всего, мы подойдем друг другу.

Мы ожидаем, что вы:

  • грамотны,
  • любите разбираться в сервисах и процессах,
  • внимательны к мелочам,
  • дорожите смыслом,
  • прислушиваетесь к критике,
  • способны организовать свое рабочее время,
  • хотите стать круче.

Вам предстоит:

  • писать и переписывать статичные тексты для портала,
  • продумывать процессы, редактировать интерфейсные тексты,
  • (иногда) объяснять, почему вы написали так, а не иначе.

Здорово, если вы:

  • работали в периодике или рекламе,
  • понимаете специфику работы банков и платежных сервисов.

Предпочтение питерским, но хорошего удаленщика тоже не отвергнут.
Пишите: job@yamoney.ru

Еще по теме
Работа в большой компании
Мастеров создают коллеги
Не кидайтесь в коллег гугл-доками

2015   #заказчики   #коллеги

Ошибка пользователя — наша вина

Если человек не справляется с интерфейсом, это вина разработчика, дизайнера и копирайтера. Нельзя списывать ошибку на глупость пользователя: мы для того и нужны, чтобы ему не приходилось обдумывать каждое действие. Но многие специалисты упрощают себе работу и держатся принципа «самдурак».

«Пользователи» из «коллекции правдивых гифок»

Эту гифку опубликовали в «Цукерберг позвонит». Комментарии такие:
— Пользователи — это очень жизненно )
— Я заплакал над пользователями))
— Пожалуй «пользователи» стал моим любимым =)

На конференции ПрофсоUX Виктор Иванов показывал ролик с юзабилити-тестирования. На видео пользователи никак не могли понять, как взвесить товар. В зале почему-то смеялись.

Еще некоторые коллеги называют пользователей «упырями», «юзверями» или «зайками» (это такие безобидные, но глупенькие). Так они снимают с себя ответственность за провал и чувствуют превосходство: «Как можно было предвидеть, что найдется тысяча заек, которые затупят на этом шаге!»

Когда пользователь ошибается, они говорят «самдурак». Например, юзер платит по квитанции в банк и видит поле «ФИО плательщика». Он думает, что поле необязательное: какая разница, кто оплатил счет, если долг погашен и квиток сохранится. Юзер не хочет давать лишнюю информацию, поэтому пишет вместо ФИО какую-нибудь хрень. Система проверяет поле по одному параметру: заполнено или нет. То есть платеж пройдет, даже если вместо имени указана цифра. Но потом с этим будут проблемы: банк откажется принимать платеж, придется оформлять возврат, а потом платить по счету заново.

Коллега предлагает добавить полю плейсхолдер:
— «Введите ФИО».
— Зачем нужна подсказка, которая дублирует лейбл?
— Тогда напишем «Заполните правильно, как в паспорте».
— А зачем юзеру это делать?
— Ну мы же сказали, что так нужно.
— А юзеру лень, он напишет вместо имени цифру.
— Если он неправильно указал ФИО — это его проблема.

На самом деле все проблемы только в несовершенстве нашей системы. Мы должны сделать так, чтобы ФИО подтягивалось автоматически или не было нужно вообще. Если не справились, то перекладываем свою работу на юзера. Но тогда нужно хотя бы ее упростить: подсказать, как заполнить поле, и объяснить, зачем это нужно пользователю:

  • Напишите ФИО как в паспорте
  • Напишите ФИО как в паспорте, иначе банк не примет платеж

Если же юзер сделал ошибку, система должна сама ее находить и исправлять. Так работают формы, которые понимают номер телефона в любом формате: с восьмеркой, с семеркой, с дефисами и без.

Пример из блога Мосигры на Хабрахабре

Но если наша система так не умеет, попросим юзера исправить ошибку самостоятельно:

  • Что-то не так, проверьте ФИО

Чем точнее будут рекомендации, тем лучше. Поэтому копирайтеру лучше договориться с разработкой. Например, что если юзер указал имя правильно, но латиницей, как в загране? Добавим на этот случай отдельную ошибку:

  • Напишите ФИО кириллицей

Или он указал только инициалы:

  • Укажите ФИО полностью

Пользователь ошибается не по глупости и не назло, а из-за наших недоработок. Поэтому нужно помогать ему заботливо и без снисходительности.

Еще по теме

Мастеров создают коллеги
Не кидайтесь в коллег гуглдоками
Внимание к деталям

2015   #близкое   #коллеги   #работа редактора

Лучший коворкинг — библиотека

«В моей идеальной библиотеке прекрасные московские бабушки на волонтерских началах помогают детям мигрантов делать домашнее задание. Молодые люди приходят туда как в коворкинг. Кто-то пишет диссертацию, а рядом кто-то занимается репетиторством. Кто-то пришел поговорить и пьет кофе. Наконец, кто-то просто отдыхает».
Борис Куприянов

Пока жила в Москве, я приходила работать в библиотеку Достоевского на Чистопрудном бульваре. В ней много света и пространства, пуфики, кухня с чаем. Всё бесплатно, в том числе wi-fi. А в соседнем кафе и в книжной лавке скидка по читательскому билету.

Всё это построил Борис Куприянов. Несколько лет назад он пошел на должность замруководителя библиотечного центра при правительстве Москвы. Библиотеки Бориса — это не только про «хорошие книги всем и бесплатно». Это еще и про городские микро-сообщества, про взаимопомощь и общение.

Борис хочет, чтобы люди больше разговаривали: «Одно дело обсуждать Крым в подворотне с баклажкой „Клинского“, а другое — делать это в библиотеке, в хорошей атмосфере, в пространстве, политически не маркированном. И результат будет разным, и в травмпункт из библиотеки, в отличие от подворотни, отправлять никого не придется. Можно спорить, но в процессе взять книгу и обратиться к источникам». Чтобы провести дискуссию в куприяновской библиотеке, не нужно платить и заполнять бумажки. Нужно только рассказать администраторам о своей идее, чтобы они помогли с организацией и рекламой.

Борис не может смириться с тем, что потенциал человека остается нераскрытым: «Моя нереализованная мечта — работать с детьми мигрантов. Многие из них — обездоленные, отверженные прямо по Гюго. У них нет будущего, кроме той тяжелой работы, на которой заняты их родители. А мы не знаем их потенциал, и можно было бы попробовать раскрыть его, дать людям образование, показать возможности».

Теперь Борис уволился, но обещает продолжить реформу библиотек «с общественной позиции». Зайдите в Достоевского, пока там всё не растащили. И приходите в «Фаланстер» — там тоже Борис, тоже дискуссии, тоже книги.

2015   #коллеги   #работа редактора

«Бизнес в интимной близости с народом»

У меня юбилей: год назад я стала копирайтером. Взяла интервью у подруги, написала статью и отправила редактору рассылки «Мегаплана» Максиму Ильяхову. Он статью не взял — сказал, слишком жесткая. Зато предложил написать несколько текстов для «Мегапрорыва». Для меня с этого началось всё самое интересное.
Вот та первая статья, публикую без правок.

.
Михаил Смолянов уже рассказывал, как начинающему предпринимателю сдвинуться с мертвой точки: «Нет денег на аренду и ремонт? Купи вагончик. Нет денег на вагончик? Арендуй угол на кухне». Бизнес Зои начинался с тряпичной палатки возле метро, но за 10 лет продвинулся немногим дальше. В ее истории — этика продаж, цена взаимопомощи и мечты Робин Гуда.

13 000 в день

В начале двухтысячных родители Зои разбивали шатер с канцтоварами каждое лето и сворачивались с первыми холодами. Вскоре переехали в стеклянный ларек в прикассовой зоне универсама, потом на второй этаж, в помещение попросторней. Похоже на success story? Но собственник поднял аренду в два раза, и бизнес переместился в небольшой закуток в Олимпийской деревне.

Мы приезжаем на место: лестницы, бетон и граффити, как в Бронксе. За железной решеткой небольшой магазинчик, на полках — обычный стафф из розовых блокнотиков, школьных тетрадей и офисных папок. Поверх витрин разложены семена. «Летом для канцтоваров мертвый сезон, вот и выкручиваемся», — поясняет Зоя. Зимой тут бывает холодно, туалета нет, ремонт и вывоз мусора за свой счет. Такая вот проза.

Финансовый расклад такой: аренда обходится в 50 тысяч, каждый год в мае поднимают на 20%. Продажи зависят от сезона: в марте 13 000 в день, в июле — 4 000, а в сентябре 35 000. Осенью бизнес набирает жирок, летом — сбрасывает.

Вut I feel nothing

Олимпийская деревня — замкнутый район, Зоя знает многих покупателей по именам. Школьные тетрадки завозит с учетом пожеланий родительского комитета и классных руководительниц. Ради индивидуального заказа может поехать на склад в выходной день. Как-то одна мама пришла с заданием по ИЗО — «зимняя поделка». Они с Зоей больше получаса выбирали сюжет и материалы, а через две недели дочка зашла поблагодарить: она выиграла районный конкурс, перешла на городской.

В глубине района живет один дедок, он выбирается в город за покупками раз в месяц. К Зое он приходит за стержнями для ручки и, как расплатится, устраивается на стульчик отдохнуть. Пока сидит, рассказывает о жизни. Ответов не слышит, так что разговор всегда проходит в форме монолога. Говорит, при Сталине было лучше, страну спасут только расстрелы, а в США их уже практикуют — он по телевизору видел.

Недавно в Деревне появились итальянцы. Один из них зашел поздравить Зою с Восьмым марта, принес конфеты и фрукты. Местные на предпринимательницу реагируют не всегда галантно. «В 40-градусный мороз у нас доводчик сломался, — рассказывает Зоя. — Стою с отверткой, чиню. Проходит дедок и спрашивает вот так в лоб: „У тебя что, мужика нет?“ — Ну что на такое ответишь!?»

Мы с Зоей отправились в торговый центр выпить кофе. Она сняла куртку, под ней — футболка с принтом в стиле американских афиш 40-50-х годов. Целующаяся парочка и подпись: «And finally I am in his arms his lips are against mine but I feel nothing! Nothing!» /И наконец, я в его объятьях, его губы прижимаются к моим, но я ничего не чувствую! Ничего!/

Смотреть на людей как на потребителей

«Мне не нравится этот хищнический момент: или выжимаешь из тех, у кого и так ничего нет, или сам пропадаешь», — говорит Зоя. Когда импорт и аренда дорожают, есть только один способ остаться на плаву — повысить цены.

«Но я не могу смотреть на людей как на просто потребителей — у них зарплата, да и вообще жизнь, такая же, как у меня», — вопросы этики вынуждают Зою снижать цены чуть не до уровня закупочных, дотошно подбирать дешевые аналоги. «Когда работала в магазине элитных мужских трусов, меня это не парило», — добавляет бизнес-леди.

В своей работе она видит смысл — социальный, если хотите. В районе полно продуктовых магазинов, но остальная инфраструктура не развита. Вот одна предпринимательница владела тут двумя точками: зоомагазин и хозтовары. А потом владелец площади внезапно поднял цену аренды в два раза, и магазины закрылись. Одно из помещений потом еще год стояло пустым. Поэтому Зою покупатели то и дело спрашивают: «Вы не закроетесь?» — но она не может ответить с уверенностью.

«Я б мухлевала, как все»

Зоя забирает 20% от дневной выручки, сегодня это 2800. На три дня в неделю ее заменяет мама, месячный отпуск они не могут себе позволить.

«Нанимали как-то женщину, она тоже работала за процент. Она нас обнесла тысяч на 20 — 30. Кажется, что сумма небольшая, но в мелком бизнесе и она решает. Тогда как раз сезон был: если недополучаем, то потом в бюджете весь следующий год зияют дыры», — пояснила Зоя.

У ее мамы предложение простое — поставить камеры. Дочь смотрит на проблему иначе: высокую зарплату они обеспечить не могут, значит, наемный работник в любом случае будет недоволен и найдет способ что-то урвать. «Если бы я работала, я б мухлевала, как все продавцы», — с таким аргументом она уговорила маму отказаться от наемного труда в принципе.

«В моих мечтах все уже получилось»

Зоя хочет сбежать в ресторанный бизнес: «В Москве все время едят, но не хватает атмосферных, авторских заведений». К тому же булочки и кофе — не первая необходимость, а с обеспеченных людей брать деньги проще. Это должно быть кафе на 10-15 посадочных мест с вегетарианским меню и огромными кружками кофе. Зоя хочет все готовить сама.

Бизнес-плана пока нет, есть только желание: «В моих мечтах я представляю все с того момента, когда уже получилось».

Когда мы уже спустились в метро, Зоя достала еBook: «Ты знаешь, что среди пчел есть воры и пьяницы, причем их деструктивное поведение обостряется во время застоя в производстве?». Она читает книгу «Взаимопомощь как фактор эволюции» — Петр Кропоткин развивает мысль о том, что сплоченные виды имеют большие шансы на выживание.

2015   #истории   #коллеги

Морализаторы не оплатят твои счета

Помню как впервые отказалась от вакансии, из-за того что проект оказался скучный. Это решение означало, что я больше не нуждаюсь в работе: не боюсь остаться без денег, вылететь со съемного жилья — и могу выбирать, где хочу работать. Чтобы получить эту возможность, сначала я много лет бралась почти за всё, что предложат.

Работать ради денег — это ок

Сначала рерайтила по 4 новости в час — можете представить, какая получалась хрень. К тому же ресурс был проправительственный и шовинистический. Потом ночами переводила чернуху с Daily Mail. Несколько месяцев работала в инфобизнесе — настоящем, с капслоком и «только сейчас». Это неэтичная работа. А еще была просто скучная, из-за которой трудно вставать по утрам.

Морализаторы говорят, что работать только ради денег — это вроде проституции. Меня такое сравнение не оскорбляет, их отповеди я считаю позерством. По крайней мере до тех пор, пока они не дают инструкций, как попасть в хороший проект без опыта работы. И как заработать на учебу: четыре дня на курсах стоят в два раза больше, чем моя первая зарплата. Да, они про мораль, а я про деньги.

Скарлетт О’Хара смотрит на морализаторов со скепсисом

Неэтичная работа — это тоже ок

Другие говорят, что нарушать принципы вредно для карьеры. Засветишься в неэтичном проекте, и на рынке все будут тебя презирать. На самом деле рынок всё понимает, даже слишком. Работодателю интересно только то, как ты справляешься с работой и выдерживаешь ли сроки. То есть принесешь ли прибыль. И коллеги не хуже тебя знают, что такое работать ради денег.

У меня получилось примерно так: устроилась на паршивую работу и старалась получить элементарные навыки — скорость печати, интернет-серфинг, дедлайны. Читала книжки, ходила на курсы и при первой возможности шла на шаг дальше. Главное, чтобы был план, как выбраться. Но любую работу, даже временную, нужно делать как можно лучше — иначе не будет профессионального роста и застрянешь надолго.

Если меня кто-то спросит, что я делала новостником на шовинистическом сайте, я отвечу: «Делала настолько хорошие новости, насколько это возможно за 15 минут; училась быстро искать информацию и делать из нее тексты; зарабатывала на жизнь». Мне не стыдно.

Признай, что делаешь паршивое дело

Иные морализаторы считают, что достаточно «верить в продукт», о котором пишешь. Тогда тебе не будет стыдно за себя, даже если продвигаешь МММ. Но дело-то не в твоей совести, а в объективном результате работы: в том, что хорошего ты делаешь для людей. Если ты вредишь, но сам этого не понимаешь — тем хуже. Значит, ты никогда не остановишься.

Если устроился на паршивую работу ради опыта и денег, не ищи оправданий. Все равно ты — может и косвенно — помогаешь обманывать людей, распространять злые идеи, продвигать плохой сервис. Думай об этом честно, чтобы хотелось как можно быстрее уйти.

P.S. Привет Мише из Lifenews. Всё правильно делаешь, бро: накопишь на Британку и свалишь.

2015   #заказчики   #коллеги

Главред

Максим Ильяхов и Анатолий Буровой запустили сервис Главред. Он помогает находить в тексте языковой мусор, штампы, канцелярит и признаки плохого синтаксиса. Подсвечивает их, приводит емкие комментарии и ссылки на статьи по теме.

Если появятся идеи, как улучшить Главреда, напишите авторам: mail@glvrd.ru.

Еще у сервиса есть рассылка о сильном тексте.
Первое письмо начинается так:

2014   #коллеги   #приемы

Не кидайтесь в коллег гугл-доками

Если вы пишите тексты, то работаете в соавторстве, даже если совсем этого не хотите. Например, поэтесса Эмили Дикинсон работала в одиночестве, рукописи прятала и публиковаться не планировала. Но после ее смерти стихи нашли и отдали на переработку редакторам и дизайнерам. Они причесали тексты и в 1890 году выпустили сборник стихов Эмили Дикенсон — в котором невозможно узнать саму Эмили Дикенсон. Только спустя 60 лет нашелся редактор, который опубликовал ее поэзию почти без правок. Мораль такая: если вы хотите, чтобы ваша идея увидела свет, лучше сразу найти общий язык со всеми, кто работает вместе с вами.

picture_1.jpg

Копирайтер  — не писатель, он не может работать один. Сами по себе его тексты не имеют смысла, они только дополняют работу дизайнера, верстальщика, разработчика и программиста. Не важно, насколько хороши формулировки, если проект в целом не понравится пользователям. Поэтому копирайтер отвечает не за тексты, а за продукт.

Копирайтер мыслит не серыми блоками  — он видит, как текст будет работать в продукте. Он учится показывать это коллегам, чтобы они его понимали. Для этого он расспрашивает, как коллеги работают. Например, верстальщику проще, если новый текст выложен рядом со старым, а правки выделены цветом. Дизайнеру удобно, когда элементы интерфеса отбиты тегами, а текст лежит в таблице. Если коллегам так понятнее, копирайтер отформатирует текст, объяснит на словах и нарисует картинку. Иначе получится, как у «Промсвязьбанка».

Копирайтер и дизайнер «Промсвязьбанка» друг друга не поняли

Идеальное сотрудничество  —  когда копирайтер сидит за одним монитором с дизайнером и они вместе правят макеты. Это значит, что команда заработала, и коллеги друг другу доверяют.

2014   #коллеги   #работа редактора

Пытка словоблудием

Я училась на копирайтера экстерном: за несколько месяцев побывала на четырех курсах и прочитала с десяток учебников. Один из лекторов, узнав об этом, обиженно пошутил: «Ты нас коллекционируешь?» Так и было  —  хотела оценить разные подходы и выбрать.

Этот лектор рассказал о теории стилей. Чтобы написать маркетинговый текст, нужно выбрать верную интонацию: точку на шкале, где по одну сторону «личный стиль», а по другую — «формальный». И множество оттенков посередине.

Для тренировки лектор дал ученикам задание: выберете, какой из трех текстов вам нравится больше всего. В этих письмах руководитель реабилитационного центра просит у бизнесмена денег.

Уважаемый Павел Иванович!
Учитывая ведущее положение Вашего предприятие в экономике края, Православный социальный реабилитационный центр при Красноярской Епархии обращается к Вам с предложением об участии в деятельности по оказанию помощи молодежи, оказавшейся в трудных жизненных обстоятельствах...

Уважаемый Павел Иванович!
Ваша компания — одна из крупнейших в Красноярском крае, и Вы, как ее руководитель, входите в деловую элиту нашего города. Во все времена деловые, предприимчивые люди стремились не только добиться материального успеха, но и оставить свой след в истории города, края, страны, запомниться добрыми делами. А сегодня, когда наша страна делает ставку на молодежь, трудно найти более нужное дело, чем помощь юношам и девушкам, попавшим в тяжелую зависимость от наркотиков и алкоголя...

Здравствуйте, Павел Иванович!
Мы обращаемся к вам как к чуткому, неравнодушному человеку — тому, кто не привык проходить мимо страданий. Тысячи молодых ребят каждый год попадают в нашей стране в беду — пробуют алкоголь или наркотики, и уже не могут отказаться от них. Тысячи жизни оказываются сломаны, выброшены на обочину, словно ненужный хлам — а ведь это жизни чьих-то детей, братьев, сестер!..

Лектор ждал такого ответа: первый текст создает имидж серьезной компании, третий подходит для молодой креативной фирмы, а второй  —  что-то среднее. Хороший копирайтер должен уловить разницу в звучании.

На самом деле текст в «формальном стиле»  —  это вода и канцеляризмы; в «личном»  —  это вода и штампы. Он хуже всего, потому что бессовестно манипулирует. Остальные два тоже хуже всего.

Чтобы исправить эти тексты, недостаточно отжать воду и выкинуть канцеляризмы. Придется начать сначала: выделить аудиторию, поставить цель. Сделаю это в следующем посте, а пока  —  мораль.

Коллеги из HR-отдела рассказывают: из 150 претендентов на вакансию копирайтера подходит только один. При этом 60% соискателей уверены, что для работы достаточно знаний по школьной программе. Остальные 40% уже работают с текстами  —  это профессиональные копирайтеры. Но они учились по переводным американским учебникам прошлого века. А переучиваться сложно.

Наверно, 150-му ужасно обидно, ведь его выбрали, потому что другие  —  совсем никуда. Раз так, нужно помочь остальным учиться: советовать курсы и книги, вести блоги. Создавать профессию.

2014   #коллеги   #стиль

Мастеров создают коллеги

Редактор Максим Ильяхов рассказал о пути профессионала: корпорации заманивают его печеньками, коллеги тащат в бары и Таиланды, но он, одинокий, ползет в гору. Потому что его успехи нужны только ему самому. На самом деле карабкаемся мы в одной связке  — если один зазнается или поленится, коллеги быстро приведут его в чувство.

Принимают

Весной я сбежала из журналистики в контент-маркетинг. Как учиться, где искать работу  —  плана не было, только любопытство. Поэтому я спросила совета у коллег. Максим Ильяхов и Сергей Король ответили на письма сразу  —  накидали ссылок, навели на вакансии. Люда Сарычева помогла составить сопроводительное письмо. А сотрудник РАН Владимир Пыхов отправил список книг по языкознанию. К кому бы я ни обращалась, мне помогали безо всякой снисходительности.

Дизайнер Майкл Монтейро учит держаться профессионального сообщества: «Сегодня утром я ехал на работу на автобусе. Был час пик, и я оказался плотно зажат между пассажирами на передней площадке рядом с водителем. Другой автобус приближался к нам по встречной полосе. Водители встретились глазами. Каждый из них поднял в приветствии руку, как бы говоря: „Привет, я веду автобус, как и ты“. Автобус проехал вперед. Через десять минут каждый из них встретится с другим автобусом и сцена повторится.
(…)
Пока дизайнеры не перестанут относиться друг к другу как злобные соперники в духе реалити-шоу, не сделают взаимную поддержку нормой жизни, нельзя ждать от других, чтобы вас принимали всерьез. Пока вы не прекратите ставить друг другу подножки, вас точно никто не примет за водителя автобуса».

Советуют

Если Максим Ильяхов редактирует чужой текст, он не дает готовые решения, а направляет работу автора. Вот его комментарии к сырой статье:

— Кайфово.

— Правильное направление, но давай ещё подробнее. Пусть читатель прочувствует боль и убожество.

— К этому разделу не хватает вывода. Как-то резко всё оборвалось.

— Я тебе об этом уже говорил: мы должны объяснить эту историю человеку совершенно несведущему. Важно, чтобы все было подробно и разжевано. В этом суть работы.

— Концовка клевая.

Редактор может сам исправить ошибки  —  тогда не придется учить автора, и текст будет готов тем же вечером. Но Максим не вписывает ни строчки от себя, только терпеливо советует. Так он создает новых профессионалов.

Моя коллега Наташа Грем запланировала долгое путешествие и решила уволиться с работы. За две недели до ухода она не пакует чемоданы, а составляет гайды для интерфейсных текстов. Потому что заботится о своей работе и о коллегах, которые ее продолжат.

В 1949 году каллиграф Герман Цапф написал в Нью-Йорк коллеге Полу Стэндарду. Тот ответил теплым приветствием и выслал свою книгу «Рассвет, упадок и возрождение каллиграфии» —  это стало началом многолетней дружбы. Потом Цапф писал о братстве каллиграфов: «их взаимное уважение не признает государственных границ. Они не соперники, они  —  друзья».

Критикуют

Впервые в творческой дискуссии я поучаствовала еще школьницей, когда жила в подмосковном Протвино. За гаражами поспорили актеры конкурирующих театральных студий —  «Факел» и «Алькор». В Калифорнии так решают споры о квантовой физике, в Ростове-на-Дону —  о Канте.

Мне не нравится идея соблюдать дистанцию: каждый в своем углу занят делом и не лезет критиковать коллег. Это ложная этика. Споры о подходах держат в тонусе, проверяют наши аргументы на прочность. Вот пример: Надя Поминова объясняет, почему контент студии Горбунова вообще ни разу не маркетинг. Побольше бы таких вбросов.

Сейчас по работе советуюсь с Рустамом Давлетьяровым. Если я не соглашаюсь с какими-то его правками, он спорит, пока не переубедится сам или не переубедит меня. В таких спорах растут оба.

В 1914 году в «Веркбунде» идеи функционализма столкнулись с идеями о созидательной роли художника. Что важнее: целесообразность вещи и промышленная стандартизация или свобода творчества. В таких дискуссиях родился Баухауз.

В споре за гаражами я за факельцев, в распрях «Веркбунда»  —  за функционалистов.

Требуют качества

Коллеги не любят, когда кто-то занижает планку в профессии. Поэтому они подталкивают вас расти и требуют качества.

В сервисе для переводчиков повесили вакансию  —  перевести текст договора купли-продажи с русского на испанский за 5 часов. Переводчики обсудили это в 15 комментариях и решили: от работы отказаться, заказчику посоветовать гугл-транслейтер. Потому что за такой срок невозможно сделать работу качественно, а значит не стоит и браться. Если кто-то занижает планку, коллеги записывают его в халтурщики и больше не рекомендуют заказчикам, не помогают развиваться.

Майк Монтенейро шел этим путем: «Если клиенты обратились к вам не за стратегией и решением проблемы, значит им нужен не дизайн, а производство. И если вы беретесь за производство, то не называйте себя дизайнером (да, у нас есть профсоюз, и мы злые)».

Коллеги поддерживают, критикуют и спорят  —  без этого невозможно расти. А если вы остановитесь, схалтурите, они первыми на вас набросятся. И в этом весь кайф профессионального сообщества.

Еще по теме

Не кидайтесь в коллег гугл-доками
Работа в большой компании

2014   #коллеги   #работа редактора